|◀@▶|

По(пу)лярная звезда

Вредная и ненужная газета
№1(10) 10 г.
Версия 1.1
9 апреля 2010 г.
по старому стилю

С новым пробуждением!

Возле озарённого звёздным светом озера Куивиэнен, Воды Пробуждения, восстали они ото сна, ниспосланного им Илюватаром, и когда они, ещё в безмолвии, очнулись у Куивиэнена, первым, что предстало их глазам, были звёзды небес.

Дж. Р. Р. Толкин

Пока грузовые корабли бороздят гиперпространство, на орбитальных верфях пылятся муляжи боевых крейсеров, а политики и артисты проповедуют по галавидео, на окраинных планетах Галактики пробуждаются новые древние силы. Опираясь ногами на пыльную твёрдую землю, взгляды их утремлены к звёздам, а мысли заняты настоящим. Им принадлежит

История.


Хуннские летописи. К закатному морю

И призвал меня Рождённый Небом и Землёю, Поставленный Солнцем и Луною, Великий Модэ, и сказал: «Пиши, что видят глаза твои, но будь глух к словам, пока не увидишь…»! И я записал, что увидел…

гудухоу Сибрэ

1. Хунну. Китай. Монголы.

Год 1200 от создания мира богом Тэнгри. Южная граница. Кочевой стан Хунну.

Сегодня прибыли послы Северного Китая. Страна ввергнута в жестокую, междоусобную войну. Правители не в силах остановить кровавые распри, под угрозой полного развала государства, просят Шаньюя Хунну принять правление над северным Китаем и обеспечить военную защиту его народа.

Совет хуннских туменов принял предложение послов. С этого года над Китаем распростёрлась длань мирного правления, расцвета наук и ремёсел, культуры и искусства.

Год 1202 от создания мира богом Тэнгри

Отправлены послы на восток и запад, юг и север. Труден и опасен их путь, но мир шёл от восхода солнца и миром заканчивался его закат.

Народы утра — Корея и Япония, принесли Солнце в открытых ладонях, Хунну принял его и передал далёкому и дружелюбному Казахстану. Солнце взошло над Азией и светило всегда!

Языческие варвары убили наших послов и вскоре пришли на благословенные земли, с северо-запада.

Год 1206 от создания мира богом Тэнгри. Северный Китай. Походный лагерь Хунну.

Тихо. Над восточными холмами сереет небосклон — предвестник недалёкого весеннего рассвета. Лагерь спит и только у сторожевых костров тихо переговаривается стража, да вдали слышен стук копыт ночных разъездов. Взгляд Модэ устремлён в темноту, на закат. Там великая, бескрайняя степь. Всё чаще она полыхает заревом, и ветер приносит запах гари. На её северной окраине монгольская орда объединяется под железной рукой нового хана. Куда устремится первый удар копья монголов — на покорение бескрайней степи или расцветающих городов народов Хунну и Китая? Разведка приносит неутешительные новости и с каждой вестью гонца уверенность в неотвратимости войны растёт.

Великий глубоко вздыхает полной грудью и медленно идёт к своему походному шатру — пора готовить небесных коней. Прошлогодний ковыль сухо шуршит под ногами Правителя, скоро огненным тюльпаном он обнимет степь.

Год 1208 от создания мира богом Тэнгри. Город Баоту, северо-западная провинция

Город закрылся. Тревожный рёв скота в загонах, вонючий дым ночных костров, суета испуганных мирных жителей, вверивших свою судьбу укреплённым стенам, армии Хунну и повелителю неба Тэнгри.

К городу подходит орда монгольского хана. Одновременно с запада спешат тумены Хунну. Передовые разъезды монголов копьём и мечом прошли по ближним кочевьям и селениям, но время, отпущенное жестокости, уже истекло.

Мы никогда не узнаем, что послужило причиной смертельной самоуверенности монгольской орды: лёгкость, с какой они грабили города Сибири или незнание того, под чьим покровительством находятся народы Китая.

Встречный удар хуннских туменов был страшен и беспощаден, орда монголов перестала существовать. Хунну 925(-82), Монголы 361(-361). После битвы говорить Хунну было не с кем. Тэнгри принял всех.

Радуйтесь Русь и Европа, процветай Средняя Азия — никогда копыта монгольских орд не будут топтать твои поля, уводить в полон женщин и детей, убивать стариков. Хунну дарит вам шанс с надеждой смотреть в будущее и выбрать достойных правителей.

Год 1209 от создания мира богом Тэнгри.

Освобождён Дархан.

Год 1210 от создания мира богом Тэнгри

Радостно открыл ворота Улан-Батор. Большинство монгольских кочевий прислали данников и признали власть Хунну над Монголией.

Год 1212 от создания мира богом Тэнгри.

Добиты остатки монголов в Сибири. Восхищённые расцветом Северного Китая и военными успехами Хунну в Монголии, Южно-Китайские города прислали послов и просят взять их под защиту. Правители Южного Китая не смогли спасти государство от развала. Часть городов отходит к восточным соседям — Корее и Японии. В степи воцарил мир. Бесчисленные отары овец и табуны лошадей спокойно кочуют по Великой Степи, отдыхают на горных джайляу. Молодые багатуры посвящают себя защите отечества, мирному труду, постигают кладезь мудрости объединённого народа в расцветающих городах. Старики, восседая на почётном месте за достарханом, рассказывают истории своей молодости, улыбаясь в седые усы и весело поглядывая на снующих повсюду детей. «Тэнгри сошёл с небес!» — говорят хунну.

Год 1215 от создания мира богом Тэнгри.

Завершено формирование новых границ государства. Ушли экспедиции на далёкий север, в страну вечных снегов. По преданиям, там солнце не прячется от людей в ночи. На 150 переходов с севера на юг и 170 с востока на запад протянулась Хуннская держава. Наступило время раздумий о будущем…


Отдохни перо, наш путь ещё долог, куда приведёт дорога?


Звёзды цвета крови — 2

Воображение разумного существа не знает границ в двух областях — искусстве пыток и искусстве украшать себя. Титул и имя Главного Осьминога были настолько замысловаты, что перевести их без полной потери смысла не представляется никакой возможности.

Вождь восседал во главе стола, нервно шевеля щупальцами. Его советники тоже не проявляли особенной бодрости. Переговоры с пришельцами шли уже вторые сутки подряд. За поставки технологий, необходимых для покорения пояса астероидов и пятой планеты системы, маленькие грязно-серые ублюдки просили ни много ни мало — половину всех рождающихся осьминожков в ближайшие десять лет. Просто отрезать торговцам их недощупальца было нельзя — если не еретики с пятой планеты, то бандитские республики в поясе астероидов непременно приняли бы предложение. С другой стороны, сделку инопланетяне хотели заключить именно с Главным Осьминогом, уничтожение половины населения звёздной системы в гражданской войне явно не входило в их планы.

Трижды пришельцы объявляли переговоры прерванными и трижды возвращались за стол. Наконец, на исходе четвёртых суток, соглашение было подписано. Сошлись на четверти. Главный Осьминог остался доволен — платить по контракту предстояло покорённым врагам.

Осьминоги не опасались нападения из Пролома. Слишком малую массу можно было протащить через пробитый проход в пространстве. Увы, они не знали, что небольшие корабли торговцев несут в себе нечто хуже оружия. Приборы пришельцев искали в пространстве джамп-точки маршрутов, ведущих к другим звёздным системам галактики.

На верфях планеты началось строительство первого боевого флота Осьминогов. Над остовами крейсеров равнодушно сияли

ЗВЁЗДЫ ЦВЕТА КРОВИ — 2.
журнальный вариант

На этот раз Вилкас пришёл в себя мгновенно. Он полностью контролировал своё тело — сердце не изменило ритм, веки не дрогнули. Только биотоки мозга могли бы выдать его. «Очнулся, голубчик? Давай, давай, открывай глазки», — первый раунд был проигран и Вилкас открыл глаза. Он находился в высоком стеклянном цилиндре, погружённый в вязкую жидкость. Цилиндр стоял в тесном отсеке, бок о бок со вторым аппаратом. Внутри второго цилиндра висела Берил.

Голос, обратившийся к нему, принадлежал здоровенной рыжей тётке. Тётки в помещении не было, её изображение в экране на стене дружелюбно помахало Вилкасу рукой.

— Ну как здоровье? — валькирия задумчиво пощёлкала тумблерами — ах да, ты же не можешь говорить… Могу тебя обрадовать — ты уже полностью здоров. Завидую вам, волкам, регенерируете быстрее, чем вас режут. А вот с подружкой твоей не очень, ещё пару дней надо будет её в коме подержать.

Вилкас побулькал дыхательной жидкостью в знак согласия. Диагноз капитана был ясен — слишком много дней она провела в замкнутом пространстве грузовика.

— Кстати меня зовут Ромовая Баба, я на этой посудине самая главная. Ты наверно хочешь узнать, куда мы вас везём? Везём мы вас на Луксор, в гости к Тот-Амону, жрецу Сета. Он постоянно скупает рабов разных рас для жертвоприношений. Удивлён?

Вилкас снова побулькал. Внимательно слушая клиента, он не забывал осматривать отсек.

— Видишь ли, мы, Пряничные Человечки, ведём войну не на жизнь а на смерть. Войну с Лешими. Эти негодяи едят нас! Мы отбиваемся, но силы неравны. И никто, никто не хочет нам помочь! Поэтому мы и вынуждены вести войны в галактиках, и даже использовать пиратские методы чтобы поддерживать нашу борьбу!

Вилкас поморгал глазами. Он знал о Пряничных Человечках. Каждая раса уникальна по своему, вот и подобных этой больше не было. В болотах родной планеты пряничные человечки вели непрерывную войну сами с собой. Инопланетные наблюдатели с удивлением следили за армиями одетых в одинаковую форму гуманоидов, бросающихся в штыковые атаки друг на друга. Пленных не брали, и победители жадно пожирали тела убитых солдат противника. Тут Вилкас мог их понять, мясо у человечков действительно было нежным и сладким как имбирь.

Удивительным было другое. Ни один Человечек ни за что не признался бы в каннибализме. Похоже они искренне верили, что воюют с иной расой.

— Так что ничего личного, приятель. Деньги которые мы получим за тебя от Тот-Амона пойдут на нашу борьбу. Подожди-ка секунду, сейчас прыгнем в другую галактику…

Тело Вилкаса на секунду налилось тяжестью — грузовик преодолел подпространственный барьер. От Зока до Луксора всего четыре прыжка — кто знает, какое расстояние уже прошли пряничные пираты?

Положение было не из весёлых, с жидкостью в лёгких не удастся перейти в боевую форму, да и разбить бронированное стекло, вися в растворе, нелегко. Вилкас бы предпочёл крашероида Тот-Амону, но Берил всё ещё была в коме, а крашероиды не способны сменить носителя, находясь в бессознательном теле. «Ладно», решил Вилкас, «оставим это напоследок».

— Ну вот, ещё один прыжок и мы в пространстве Тот-Амона, — валькирия не забыла про Вилкаса, А чего ты всё молчишь, да молчишь, Серый? Знаешь что у нас в трюмах? Сушёные грибы. Но не простые, а особые, такие только на Аюре растут. Мы их в тесто подмешиваем, чтобы получались супербойцы. Берсерки!

«Патруль ВТК Шеридан! Сохраняйте курс и скорость, приготовьтесь принять на борт группу досмотра!»

Патруль подкрался к грузовику незаметно. Ромовая Баба погрузилась в переговоры со сторожевиком, в то время как её экипаж ринулся в трюм — прятать контрабанду. Никто не догадался выключить трансляцию в госпитальный отсек, так что Вилкас мог наблюдать за разворачивающимся спектаклем.

Из шлюза появились двое вооружённых до зубов мордоворотов. На рукавах лёгких скафандров мерцали нашивки флота Императора Императоров Урха, Вершителя Судеб и Заместителя Бога и, по совместительству, младшего курсанта Шеридана.

— Ситхи есть? — деловито спросил старший, откинув лицевой щиток шлема.

Ни Ромовая Баба, ни Вилкас не знали кто такие ситхи. А вот с Шериданом они были знакомы — похоже в Ордене ничего не изменилось.

— Ситхов, наркотиков и рабов на борту нет! — отрапортовала Ромовая Баба, протягивая курсанту декларацию груза, пухлую от вложенных в неё купюр.

— На нет и суда нет, — шеридановец расплылся в довольной улыбке, сбрасывая добычу в мешок, прицепленный к поясу, — так, пункт назначения Луксор, груз металлолома, четыре человека команды, все документы в порядке. Внезапно он стёр с лица улыбку, прислушиваясь к коммуникатору.

— У вас на борту два лишних существа!

Шеридановцы вскинули парализаторы.

— Это больные пассажиры, и вообще мы не из вашей галактики, — Ромовая Баба попыталась взять ситуацию под контроль, но старшему уже всё стало ясно.

Десантники ринулись в госпитальный отсек. Войдя в помещение, они уставились на Берил.

— Разве ситхи бывают женщинами?

— Нет не бывают, замполит нам ничего про женщин не говорил. Хватит пялиться, что, голых баб не видел? — одёрнул старший напарника.

— Видел, конечно, — неумело соврал тот.

Они подошли к цилиндру с Вилкасом. Недолго думая, старший шеридановец выхватил из-за спины сапёрный плазменный резак. Вилкас рухнул на пол в потоке воды и осколков стекла и мучительно закашлялся, выбрасывая жидкость из лёгких.

— Ситх! — радостно завопил второй десантник, тыча стволом в Вилкаса.

— Ты ошибся, приятель — майор перешагнул через тела патрульных, вбирая в себя когти. Кто бы ни были эти ситхи, судя по выучке охотников, они не представляли большой угрозы.

Дверь захлопнулась перед носом Вилкаса, экран на стене погас. Разведчик, усмехнувшись, подобрал с пола резак.

* * *

С чёрного беззвёздного неба падал снег. Белые снежинки возникали из пустоты в слабых лучах фонарей и, медленно кружась, опускались на крышу передвижного командного пункта. Дария подняла воротник комбинезона. Ещё два часа вахты.

Члены флотских экипажей узкоспециализированы. Годами они отрабатывают одни и те же действия. Джойстик вправо, джойстик влево. Навести крестик на точку, нажать гашетку. Полный вперёд, полный назад. Сесть в кресло, пристегнуть ремни. А пересади его в другое кресло и он растеряется, не в силах понять, что нужно делать.

Десант — другое дело. В бою каждый солдат должен быть готов заменить соседа, и даже командира. Поэтому рядовые на учениях получают вводные «все офицеры убиты, в ваших руках коммуникатор полковника», а полковник Дария должна четыре часа слоняться вокруг командного пункта с бластером наизготовку.

Небольшой вагончик, ощетинившийся веером разнокалиберных антенн, сиротливо замер на верхушке огромного валуна. На север, юг и восток тянулась бесконечная равнина, сплошь покрытая такими же огромными, похожими на морскую гальку, камнями. Между большими камнями проход закрывали завалы мелких булыжников и щебёнки.

На западе равнину омывал океан. Там, в океане, ещё продолжали сопротивляться остатки Рыболовов. Там, под толстым слоями холодной зелёной воды и базальта, недостижимые для протонных ударов с орбиты, скрывались заводы, города и фермы. И мало того, они имели наглость контратаковать. Флотилии подводных лодок, словно хищные рыбы, возникали ниоткуда, набрасываясь на корабли и прибрежные постройки.

Дария слышала, как океан глухо ворочается в темноте. Тренированный слух легко отличал шорох волн, набегающих на скалы, щёлканье и свист морской живности и крики прибрежных птиц…

Пирсалки высадились на планету всего пару дней тому назад. Им открыли портал, напрямую соединивший базу на южном полюсе Санта-Барбары с удалённым на пару тысяч световых лет берегом океана. Немыслимое расточительство.

Острый Клык не жалел ничего для своих любимиц. Бессменный Вожак Гланга постоянно отбивал атаки желающих занять его место и победы пирсалок были необходимы ему как воздух. Впрочем, размышления о дворцовой политике могут принести человеку только неприятности.

Пирсалки не чувствуют холода. На тренировках они устраивают заплывы в жидкостях, не замерзающих при минус сорока. Дария прошла и психологическую коррекцию. В дремучем лесу неизвестной ей планеты, в могильной тишине плывущего в пространстве скафандра, или под ржавой пилой вражеских палачей, она не теряла способности мыслить и действовать. Но непонятное беспокойство не оставляло Дарию.

Человеку лучше не интересоваться политикой. Но что же делать, если политика начинает им интересоваться?

Зеев Серый, командующий оккупационными силами на Алесте, был предельно вежлив, но отказался обсуждать план боевых действий. «Займите позицию на берегу, отдыхайте. А через неделю-другую, когда мы получим свежие данные, поговорим о вариантах операции».

Тихий, на пределе слышимости, звук донёсся со стороны моря. Лёгкое клацанье металла о камень. Дария представила себе ржавый ящик, выброшенный морем на берег.

Нет, звук был другим. Скорее это неосторожный аквалангист в лёгкой боевой броне, весь увешанный оружием и боеприпасами, зацепился за выступ скалы трубой ракетной установки. Дария решительно нажала на кнопку вызова патруля.

Командир патрульной группы не успел ответить на вызов. Тишина взорвалась звуками стрельбы и разрывами гранат.

В небе ослепительным светом вспыхнула нить наведения, направленная с орбиты куда-то в океан. Закатываясь под вагончик, Дария подумала о том, что худшие её предчувствия оправдались, Зеев использовал пирсалок как наживку, и сейчас всё зависело только от милости Светлой Афкатель.

Информация к размышлению. Дария.

День выдался солнечным — редкость даже для экваториальной части Вольфенстайна. Серые, низко висящие над головой облака уступили место белесому, в грязных разводах небу с двумя бледными солнцами у горизонта. Жители городка высыпали на улицу, наслаждаясь редкими часами прекрасной погоды. Стайки детей играли в снежки и лепили снеговиков, они делали это и в обычные дни, но сегодня снеговики выходили особенно красивыми, искрящимися под тёплыми лучами, льющимися с неба. А вот разглядывать Малое и Большое солнца через закопчённое стёклышко можно только в такие дни как сегодняшний.

Дашу совсем не радовала прекрасная погода. Противно было смотреть на все эти улыбающиеся лица, а особенно на обнимающиеся парочки, заполнившие улицы. Неделю назад она порвала со своим парнем. Нет, не так. Тан бросил её ради этой тощей мымры Джейн. Сволочь. «Тебе стоит похудеть», — сказал он на прощание с мерзкой ухмылочкой. Даша несколько дней не выходила из своей комнаты, хотела повеситься («но сообразила, что верёвка её не выдержит» — подумала она с каким-то извращённым удовольствием). Потом решила достать серной кислоты и облить мымру. У отчима в чулане кислоты не оказалось и она решила обменять её на продовольственный талон в другом конце города. Поход за кислотой превратился в пытку. Всё население городка поджидало её по дороге. Они здоровались с ней и Даша автоматически кивала им в ответ. Все они либо втайне жалели её, либо насмехались над ней — и то и другое было одинаково гнусно.

Серной кислоты не было и в магазине. Даша не знала, подойдёт ли азотная, к тому же мстить ей расхотелось. Она бы с удовольствием отомстила всему городку сразу. Вот ведь угораздило родиться в такой дыре. Если бы её прадед был хоть чуть-чуть поумнее он бы выбрал другую планету для переселения. Хотя бы принадлежащую человеческой расе.

Не то чтобы Джеймсград, названный по имени первого поселенца-охотника в этих местах, был совсем отрезан от мира. Раз в неделю по дороге, делящей городок надвое, проходили караваны колёсных поездов. Водители могли взять с собой пассажира, но даже если найти такого, что не потребует ничего в уплату — что делать дальше в большом городе на берегу залива? В Джеймсграде у Даши была работа — перекладывать засоленные шкуры из одного чана в другой. Работа эта давала три продовольственных талона в день и талончик на неограниченный просмотр фильмов в местном кинотеатре. В Ксойла, где человеческое население можно пересчитать по пальцам, делать ей было нечего. Девушка с нормальным весом могла бы попытаться найти работу в паре человеческих стриптиз-баров для экипажей рудовозов. Но для Даши и этот путь был закрыт.

Да, Джеймсград жил натуральным хозяйством. Несколько странно для эпохи галактических армад и белоснежных пассажирских лайнеров, в три дня покрывающих расстояние от Древней Земли до Панковской Анархии? Могу вас заверить, что вольфенстайнский Джеймсград не самое худшее место во Вселенной. И никогда им не был, несмотря на то, что во времена Дашиного прадеда городок платил дань Клану, на территории которого был построен — платил людьми.

Даша завернула за угол и увидела Волка.

Удивительно, но это был первый Волк, встретившийся ей за всю жизнь, если не считать картинок. Волки Клана никогда не заходили на территорию городка, большинство же людей не пересекали границу, проходящую там, где скудные картофельные поля переходили в густой лес. Даже охотники, полжизни проводившие в этом лесу, редко замечали мелькнувшую между деревьев серую тень, и конечно не помышляли о походе на северо-восток, туда, где примерно в 150 километрах пути находилось одно из Гнёзд. В соответствии с давним договором Волки Клана терпели людей на своей земле, но никто не хотел проверять насколько далеко заходит такое гостеприимство.

Волк, прибывший в Джеймсград не принадлежал к местному Клану. Во-первых, он был Белым, а не Серым. Во вторых, он был одет в армейский комбинезон. И в-третьих, у него была исключительно дружелюбная физиономия, — он улыбался Даше, ухитряясь как-то маскировать клыки, чего трудно ожидать от двухметрового создания, выведенного с целью убивать. Позади Волка стоял фургончик, увешанный плакатами. «Гланг — твоя Родина, человек! Ты записался в солдаты?» — гласила надпись, под которой миловидная блондинка в военной форме указывала пальцем на зрителя.

«Мы берём всех!» — мускулистый полуголый брюнет, вооружённый каким-то жутким устройством на втором плакате, обещал бесплатное образование и генетическую коррекцию. Даша огляделась по сторонам. Волк видимо только что припарковал свой фургончик на площади и вокруг него быстро собиралась толпа любопытствующих. Не колеблясь ни минуты, Даша решительно направилась к Волку.

* * *

Вилкас аккуратно вырезал в двери круг и пролез в него. Следующая дверь в конце коридора тоже оказалась закрыта.

— Послушайте, милая Ромовая Баба, — обратился майор к глазку телекамеры у потолка, — я же всё равно доберусь до рубки.

Ответа не последовало. Вилкас снова включил резак, но тут раздался голос капитана.

— Поклянись, что ты не леший!

О Пресветлая Афкатель! Вилкас произнёс цветистую клятву и дверь открылась. Следующая дверь привела майора в рубку.

— А где сторожевик? — удивился Вилкас.

— Ушёл в прыжок сразу после того как ты вырубил этих подонков. На прощание крикнули что-то вроде «Берегитесь ситхи, мы ещё вернёмся.» Сумасшедший дом какой-то, а не галактика.

Ромовая Баба была в рубке одна, остальной экипаж очевидно забаррикадировался в других отсеках.

— Это точно, натуральный сумасшедший дом. Ну что же, за лечение спасибо. Довезёте нас до Сталина, получите обычную транспортную плату. Да, и, пожалуйста, держите девушку в коме до посадки.

Лицо капитана не выразило энтузиазма, но деваться было некуда. Согласно кивнув, она приступила к прокладке нового курса.

* * *

Следующие два прыжка до Сталина обошлись без приключений. Вилкас терпеливо выслушивал рассказы Ромовой Бабы. Все они начинались и заканчивались одинаково — коварные лешие нападали на беззащитную деревню Пряничных Человечков, пожирали всех кого могли, а кого не могли пожрать по причине сытости, того угоняли в глубь болот. Чтобы отомстить лешим и спасти пленников, в лес выступал отряд, и после ожесточённой схватки противник растворялся в болотах, бросив недоеденных жертв. Менялась лишь роль Ромовой Бабы — от рядового бойца до командира отряда, и награды, которые вручала ей Прекрасная Королева, портрет которой косо смотрел на Вилкаса со стены рубки.

Последней наградой, вместо пенсии, был патент корсара. Пенсий ветеранам Пряничных Человечков не платили, поскольку тот, кто не отдал жизни в борьбе с лешими, никакой пенсии не заслуживает.

Грузовик вышел из подпространства, оказавшись в середине звена истребителей MbI, обнаруживших его приближение и рассчитавших курс. MbI встречали так каждый корабль, не столько из соображений охраны границы, сколько для того, чтобы продемонстрировать свою дружелюбную мощь.

За прозрачными фонарями кабин приветственно махали руками пилоты. «Как дети», — подумал Вилкас.

Да они и были детьми, эти частицы Единого Разума. Майор встречал их в самых неожиданных уголках Галактики — MbI продавали специалистов дружественным расам в комплекте с боевой техникой.

Истребители исчезли в пространстве, покачав на прощание короткими крыльями. Последовали переговоры с Посольством, затем с таможенной службой МbI, подтвердившей дипломатический статус корабля и разрешение на посадку.

Сталин представлял собой сплошной парк. Под кораблём проплывали безупречные геометрически зелёные массивы, рассечённые на части прямыми дорогами. Среди зелени виднелись гигантские жилые корпуса. Как и на большинстве домашних миров, заводы располагались под землёй в несколько ярусов, но на Сталине Единый Разум ещё и восстановил поверхность планеты, пострадавшую в ходе неизбежной взрывной индустриализации.

У горизонта показалась циклопическая ступенчатая пирамида из красного гранита — Мавзолей. Ромовая Баба изменила курс, корабль медленно терял высоту, огибая пирамиду справа. Ещё несколько минут, и грузовик тяжело опустился на площадку перед Посольством Империи Гланг.

* * *

Ждите публикации исправленного и дополненного варианта в ЖЖ ;)